Яков Полонский «Предрассветный ветер, невидимкой вея...»

(из поэмы «Кузнечик-музыкант»)

Предрассветный ветер, невидимкой вея,
Думал, что воскреснет молодая фея:
Шевелил у мёртвой лёгкими крылами,
И дышал в лицо ей влажными устами,
И потом далёким проносился стоном,
И по всем тропинкам отдавался звоном,
Чашечки лиловых цветиков качая.
И роса, как слёзы, холодно сверкая,
Медленно стекала с усиков цветущей
Повилики, робко по стволам ползущей;
И благоухали тысячи растений;
И сквозь дым деревья в виде привидений
Головой кивали. — Тихо раздвигая
Облака, вставала зорька золотая, —
И когда всё стало ясно от улыбки
Пламенной богини, принесли под Липки
Мертвую Сильфиду — там её сложили,
Вырыли могилу и похоронили.
И когда над этой новою могилой
Думал злую думу мой артист унылый,
В жарких искрах солнца за лесной куртиной
Звучно раздавался рокот соловьиный.