Яков Полонский «Одному из усталых»

Ожесточила ли тебя людская тупость,
Иль повседневная сует их кутерьма,
‎ Их сердца старческая скупость,
Или ребячество их гордого ума; —
‎ Вся эта современность злая,
‎‎ Вся эта бестолочь живая,
Весь этот сонм тиранов и льстецов,
‎‎ Иль эта кучка маленьких бойцов,
‎‎ Самолюбивых и в припадках гнева
‎‎ Готовых бить направо и налево;
‎‎ ‎ Устал ли ты науку догонять,
Иль гнаться по следам младого поколенья —
‎‎ Не говори, что хочешь ты бежать,
‎‎ В глуши искать уединенья.
К чему! — Прошли те дни, когда лесную глушь
‎‎ Преданье чудными духами населяло.
Когда отшельника незримо навещала
‎‎‎ ‎ Семья оплаканных им душ,
‎‎ Когда, дитя фантазии народной,
Со дна реки на свет луны холодной
Всплывала и его дразнила наготой
Русалка бледная с зелёною косой;
‎‎ Когда под шумный говор леса
Пустынник, тихую лампаду засветя,
‎‎ Молился, а его, как малое дитя,
‎‎ Хранитель-ангел блюл от беса,
‎‎ И одиноким не был он,
Бесплотных сил толпой повсюду окружён,
И были для него, как мир, разнообразны
Неизъяснимые то страхи, то соблазны.
‎‎ Ну, а тебя, товарищ старый мой,
‎‎ Все эти чудеса займут едва ли!
Мы от мифических годов с тобой отстали
‎‎ И унесём в пустыню за собой
‎ ‎На дне души разбитой, но живой
‎‎ ‎ Невыносимые воспоминанья,
‎‎ Неутолимые, законные желанья
‎ ‎И жажду жить и двигаться с толпой.
‎‎ О! я б и сам желал уединиться,
Но, друг, мы и в глуши не перестанем злиться
‎ ‎И к злой толпе воротимся опять.
‎‎ Не говори мне, что природа — мать:
‎‎ Она детей не любит одиноких,
‎‎ Ожесточённых, так же как жестоких,
‎‎ Природа не умеет утешать.
И ничего не сделает природа
С таким отшельником, которому нужна
Для счастия законная свобода,
А для свободы — вольная страна.