Уистен Хью Оден «Равнины»

Я запросто себя воображу
На старость лет унылым попрошайкой
В питейном заведении в порту.
Я запросто представлю, как опять,
Подростком став, в углу кропаю вирши,
Чем непроизносимей, тем длинней.
Лишь одного не в силах допустить:
Не дай мне бог стать жителем равнины.

Чудовищно представить эту гладь -
Как будто дождь сровнял с землёю горы, -
Лишь каменные фаллосы церквей
Ждут разрушенья, словно пробужденья.
Субстанция пологой пустоты,
Слепая полость в глиняном кувшине,
И гравий - как гранит или асфальт -
Бесполостью калечащий пространство.

А как расти, где всё кругом равно?
В предгорьях веришь в горы; в самом нищем
Ущелье - по течению реки
Спуститься можно в поисках сокровищ.
Здесь ничего подобного: орёл
И решка - вот для гения весь выбор.
Сдуй фермы с мест - как тучи поплывут.
Того и жди сюда чужого флота!

Любовь? Не в здешнем климате. Амур,
Овидием описанный проказник,
В раю аркадском будь хоть трижды слеп,
Здесь от жары и холода прозреет.
Равнинным несгибаемых матрон
Не распатронить, если не решила
Умножить население страны
Соитьем в темноте, но не вслепую.

Но и чем климат круче здешний Кесарь.
Он аки коршун кружит наверху.
Где горы, там порой сорвётся мытарь,
Где лес, порой подстрелят лесника, -
И не ударит молния в смутьяна.
А на равнине стражи тут как тут:
Придут, распнут - и прочь... Но можно выпить.
Поколотить жену. И помолиться.

Из захолустья родом (с островков,
Где жульничество пришлых канонерок
Толковый парень мигом в толк возьмёт),
На рандеву с историей выходят
Герои на равнину. Полумесяц
Побит крестом. У мельниц ветряных
Крыла недосчитался император,
А самозванец рухнул в поле ржи.

Будь жителем равнины я - питал бы
Глухую злобу ко всему вокруг, -
От хижин до дворцов, - и к живописцам,
Апостола малюющим с меня,
И к пастырям, пред засухой бессильным.
Будь пахарем я, что б меня влекло,
Как не картина истребленья градов
И мраморов, потопленных рекой?

Лишь в страшном сне - точней, в двух страшных снах,
Я вечно обитаю на равнине:
В одном, гоним гигантским пауком,
Бегу и знаю - он меня догонит;
В другом, с дороги сбившись, под луной
Стою и не отбрасываю тени -
Тарквинием (и столь же одинок
И полн посткоитальною печалью).

Что означает, правда, что страшусь
Себя, а не равнин. Ведь я не против
(Как все) повиноваться и стрелять -
И обитать в пещере с чёрным ходом.
Оно бы славно... Хоть и не могу
Поэзией наполнить эти долы,
Да дело-то, понятно мне, не в них,
Да и не в ней... Поэзия - другое.

Перевод В.Топорова