Роберт Рождественский «Одиночество»

(из поэмы "Посвящение")

Я славлю
одиночество моста,
шальное одиночество
печурки.
Я славлю
одиночество
гнезда
вернувшейся из-за морей
пичуги...
(А сам -
в игре с огнём,
тревожным,
переменчивым, -
живу
случайным днём,
живу мелькнувшим месяцем.
Работает
в боку
привычная
механика.
А я
бегу,
бегу.
Бледнею.
Кровью харкаю.
Смолкаю,
застонав.
Жду
вещего прозрения
то в четырёх
стенах,
то в пятом
измерении...
Разъехались друзья.
Звонят,
когда захочется.
У каждого
своя
проверка
одиночеством.)
Я славлю
одиночество письма,
когда оно
уже
почти нежданно.
Я славлю
одиночество ума
учёного
по имени
Джордано.
(А сам,
припав к столу,
пью горькое
и сладкое.
Как будто
по стеклу
скребу
ногтями слабыми.
Не верю
никому,
считаю дни
до поезда...
И страшно
одному,
а с кем-то рядом -
боязно.
В постылый дом
стучу,
кажусь
чуть-чуть заносчивым.
"Будь проклята, -
кричу, -
проверка
одиночеством!..")
Я славлю
одиночество луча
в колодце,
под камнями погребённом.
Я славлю
одиночество врача,
склонившегося
над больным ребёнком.
(Неясная
цена
любым
делам и почестям,
когда идёт она -
проверка
одиночеством!..
Пугать не пробуй.
Денег не сули.
Согнись
над неожиданною ношей.)
Я славлю
одиночество Земли
и верю,
что не быть ей
одинокой!