Редьярд Киплинг «Наши предки»

Наши предки знавали целебные травы:
Боль облегчить и болезни лечить.
Травы лечебные, не для забавы —
Сколько могли их в полях различить!
Фиалковый корень, валериана,
Кукушкины слёзки — выбор велик.
Звали так звонко их, нежно и странно:
Рута, вербена и базилик.
Все травы, что лезли из влажной земли,
Предкам полезными быть могли.

Наши предки знавали массу историй,
Легенд о связи трав и планет.
Подчинялся Марсу фиалковый корень,
Солнцу — подсолнух и первоцвет.
Праотцы вычисляли сферы,
Для каждой планеты свой час наступал.
Хозяйка розы, конечно, Венера,
Юпитер дубом всегда управлял.
Есть об этом в старинной книге рассказ,
Наши предки его донесли до нас.

Наши предки знали о жизни так мало,
Так мало знали в прежние дни.
Их леченье, бывало, людей убивало,
И в ученье своём ошибались они.
«Причину болезни в небе ищите, —
Они повторяли вновь и вновь. —
Ставьте пиявок — кровь отворите,
Пиявок ставьте — пускайте кровь».
Был метод несложен, был метод лих —
Но сколько ошибок случалось у них!

Но если, и травы презрев, и планеты,
Болезнь наводняла нашу страну —
Твёрдой рукой они брали ланцеты
И какую бесстрашно вели войну!
Кресты на дверях начертаны мелом,
Объезжал фургон с мертвецами дворы,
А предки своим были заняты делом —
Как отважны были они и храбры!
Не знаньем, а только отвагой сильны,
Не страшились предки неравной войны.

Если верно Галеново утвержденье
(Мог бы его Гиппократ подтвердить),
Что к мёртвому прошлому прикосновенье
Сомненье в себе помогает изжить, —
Высокие травы, сжальтесь над нами,
Смилуйтесь, звёзды в небе ночном!
Наверно, мы слишком много познали,
Но успех не только в знанье одном.
Припадём мы к земле, воскричим небесам:
«Наших предков отвагу пошлите нам!»

Перевод Г.Усовой
Our Fathers of Old

Excellent herbs had our fathers of old—
Excellent herbs to ease their pain—
Alexanders and Marigold,
Eyebright, Orris, and Elecampane,
Basil, Rocket, Valerian, Rue,
(Almost singing themselves they run)
Vervain, Dittany, Call-me-to-you—
Cowslip, Melilot, Rose of the Sun.
Anything green that grew out of the mould
Was an excellent herb to our fathers of old.

Wonderful tales had our fathers of old—
Wonderful tales of the herbs and the stars—
The Sun was Lord of the Marigold,
Basil and Rocket belonged to Mars.
Pat as a sum in division it goes—
(Every plant had a star bespoke)—
Who but Venus should govern the Rose?
Who but Jupiter own the Oak?
Simply and gravely the facts are told
In the wonderful books of our fathers of old.

Wonderful little, when all is said,
Wonderful little our fathers knew.
Half their remedies cured you dead—
Most of their teaching was quite untrue—
‘Look at the stars when a patient is ill,
(Dirt has nothing to do with disease,)
Bleed and blister as much as you will,
Blister and bleed him as oft as you please.’
Whence enormous and manifold
Errors were made by our fathers of old.

Yet when the sickness was sore in the land,
And neither planet nor herb assuaged,
They took their lives in their lancet-hand
And, oh, what a wonderful war they waged!
Yes, when the crosses were chalked on the door—
Yes, when the terrible dead-cart rolled,
Excellent courage our fathers bore—
Excellent heart had our fathers of old.
None too learned, but nobly bold
Into the fight went our fathers of old.

If it be certain, as Galen says,
And sage Hippocrates holds as much—
‘That those afflicted by doubts and dismays
Are mightily helped by a dead man’s touch,’
Then, be good to us, stars above!
Then, be good to us, herbs below!
We are afflicted by what we can prove;
We are distracted by what we know—
So—ah so!
Down from your heaven or up from your mould,
Send us the hearts of our fathers of old!