Михаил Лермонтов «Венеция»

Поверхностью морей отражена,
Богатая Венеция почила,
Сырой туман дымился, и луна
Высокие твердыни осребрила.
Чуть виден бег далёкого ветрила,
Студёная вечерняя волна
Едва шумит под вёслами гондолы
И повторяет звуки баркаролы.

Мне чудится, что это ночи стон,
Как мы, своим покоем недовольной,
Но снова песнь! И вновь гитары звон!
О, бойтеся, мужья, сей песни вольной.
Советую, хотя мне это больно,
Не выпускать красавиц ваших жён,
Но если вы в сей миг неверны сами,
Тогда, друзья, да будет мир меж вами!

И мир с тобой, прекрасный чичизбей,
И мир с тобой, лукавая Мелина.
Неситеся по прихоти морей,
Любовь нередко бережёт пучина.
Хоть и над морем царствует судьбина,
Гонитель вечный счастливых людей,
Но талисман пустынного лобзанья
Уводит сердца тёмные мечтанья.

Рука с рукой, свободу дав очам,
Сидят в ладье и шепчут меж собою;
Она вверяет месячным лучам
Младую грудь с пленительной рукою,
Укрытые досель под епанчою,
Чтоб юношу сильней прижать к устам.
Меж тем вдали, то грустный, то весёлый,
Раздался звук обычной баркаролы:

"Как в дальнем море ветерок,
Свободен вечно мой челнок;
Как речки быстрое русло,
Не устаёт моё весло.

Гондола по воде скользит,
А время по любви летит.
Опять сровняется вода,
Страсть не воскреснет никогда".