Иосиф Бродский «Орфей и Артемида»

Наступила зима. Песнопевец,
не сошедший с ума, не умолкший,
видит след на тропинке волчий
и, как дятел-краснодеревец,
забирается на сосну,
чтоб расширить свой кругозор,
разглядев получше узор,
оттеняющий белизну.

Россыпь следов снега'
на холмах испещрила, будто
в постели красавицы утро
рассыпало жемчуга.
Среди полей и дорог
перепутались нити.
Не по плечу Артемиде
их собрать в бугорок.

В скобки берёт зима
жизнь. Ветвей бахрома
взгляд за собой влечёт.
Новый Орфей за счёт
притаившихся тварей,
обрывая большой календарь,
сокращая словарь,
пополняет свой бестиарий.