Иосиф Бродский «Надпись на книге»

Когда ветер стихает и листья пастушьей сумки
ещё шуршат по инерции или благодаря
безмятежности — этому свойству зелени —
и глаз задерживается на рисунке
обоев, на цифре календаря,
на облигации, траченной колизеями
ноликов, ты — если ты был прижит
под вопли вихря враждебного, яблочка, ругань кормчего —
различишь в тишине, как перо шуршит,
помогая зелёной траве произнести «всё кончено».