Иосиф Бродский «Деревянный лаокоон, сбросив на время гору с...»

Деревянный лаокоон, сбросив на время гору с
плеч, подставляет их под огромную тучу. С мыса
налетают порывы резкого ветра. Голос
старается удержать слова, взвизгнув, в пределах смысла.
Низвергается дождь; перекрученные канаты
хлещут спины холмов, точно лопатки в бане.
Средизимнее море шевелится за огрызками колоннады,
как солёный язык за выбитыми зубами.
Одичавшее сердце всё ещё бьётся за два.
Каждый охотник знает, где сидят фазаны, — в лужице под лежачим.
За сегодняшним днём стоит неподвижно завтра,
как сказуемое за подлежащим.