Глеб Горбовский «Письмо»

На дне окопного оврага
Добыл я гильзу из стены.
А в ней - истлевшая бумага,
Письмо, пришедшее с войны.

Должно быть, кто-то перед боем
Смочил графит карандаша
И с перемазанной губою
Писал как думал - не спеша.

Вручал слова бумаге бренной,
Писал, склоняясь к фитилю...
И вот слова сожрало время,
И лишь одно сквозит: "Лю-блю..."

Одно осталось... Но упрямо
Горит сквозь всё, что в жизни есть!..
Что он "лю-бил..."? Отчизну? Маму?
Иль ту, которую?.. Бог весть.

Любил, и всё. Не по приказу.
А по приказу - он в тот раз,
Наверно, встал и умер сразу.
И вот воскрес. Во мне. Сейчас.