Евгений Евтушенко «Бесконечное дело»

Попытка,
когда она стала пожизненной, -
пытка.
Я в стольких попытках
отчаянно мир обнимал,
и снова пытался,
и чёрствой надеждой питался,
да так зачерствела она,
что я зубы себе обломал.
И я научился,
как будто бы воблою ржавою,
как заплесневелою коркой,
сходящей порой за любовь,
питаться надеждой,
почти уже воображаемой,
при помощи воображаемых
прежних зубов.
Я в бывших зубастых заметил такую особенность,
в которой особенности никакой -
гражданскую злость
заменила трусливо озлобленность,
и фигокарманство
и лозунг скопцов:
"А на кой?!"
Ведь лишь допусти
чью-то руку во рту похозяйничать -
зуб трусости вставят,
зуб хитрости ввинтят на самых надёжных штифтах,
и будет не челюсть,
а что ни на есть показательность -
и нету зубов,
а как будто бы все на местах.
И я ужаснулся,
как самой смертельной опасности,
что стану одним из спасателей
личных задов,
что стану беззубой реликвией
бывшей зубастости,
и кланяться буду
выдёргивателям зубов.
Тогда я прошёлся,
как по фортепьяно,
по челюсти.
Зуб мудрости спёрли.
Торчит лишь какая-то часть.
Но знаете -
все коренные пока ещё в целости,
и руку по локоть
мне в рот не советую класть.
А кто-то за лацкан берёт меня:
"Слушай, тебе ещё не надоело?
Ты всё огрызаешься...
Что ты играешь в юнца?
Нельзя довести до конца
бесконечное дело -
ведь всем дуракам и мерзавцам
не будет конца".
Нельзя заменить
на прекрасные лица все рыла,
нельзя научить палачей
возлюбить своих жертв,
нельзя переделать всё страшное то,
что, к несчастию, было,
но можно ещё переделать
грядущего страшный сюжет.
И надо пытаться
связать всех людей своей кровью, как ниткой,
чтoб стал человек человеку
действительно брат,
и если окажется жизнь
лишь великой попыткой,
то всё-таки это -
великий уже результат.
Нельзя озлобляться,
но если хотят растерзать её тело,
то клацнуть зубами
имеет моральное право овца.
Нельзя довести до конца
бесконечное дело,
но всё-таки надо
его довести до конца.