Джордж Гордон Байрон «При виде издали деревни и школы в Гарроу-на-холме, 1806»

О, если бы Юпитер вернул
мне ушедшие годы!
Вергилий

О детства картины! С любовью и мукой
Вас вижу, и с нынешним горько сравнить
Былое! Здесь ум озарился наукой,
Здесь дружба зажглась, чтоб недолгою быть;

Здесь образы ваши мне вызвать приятно,
Товарищи-други веселья и бед;
Здесь память о вас восстает благодатно
И в сердце живёт, хоть надежды уж нет.

Вот горы, где спортом мы тешились славно,
Река, где мы плавали, луг, где дрались;
Вот школа, куда колокольчик исправно
Сзывал нас, чтоб вновь мы за книжки взялись.

Вот место, где я, по часам размышляя,
На камне могильном сидел вечерком;
Вот горка, где я, вкруг погоста гуляя,
Следил за прощальным заката лучом.

Вот вновь эта зала, народом обильна,
Где я, в роли Занги, Алонзо топтал,
Где хлопали мне так усердно, так сильно,
Что Моссопа славу затмить я мечтал.

Здесь, бешеный Лир, дочерей проклиная,
Гремел я, утратив рассудок и трон;
И горд был, в своём самомненьи мечтая,
Что Гаррик великий во мне повторён.

Сны юности, как мне вас жаль! Вы бесценны!
Увянет ли память о милых годах?
Покинут я, грустен; но вы незабвенны:
Пусть радости ваши цветут хоть в мечтах.

Я памятью к Иде взываю всё чаще;
Пусть тени грядущего Рок развернёт —
Темно впереди; но тем ярче, тем слаще
Луч прошлого в сердце печальном блеснёт.

Но если б средь лет, уносящих стремленьем,
Рок новую радость узнать мне судил, —
Её испытав, я скажу с умиленьем:
«Так было в те дни, как ребёнком я был».

Перевод Н.Холодовского
On a Distant View of the Village and
School of Harrow on the Hill, 1806

Oh! mihi præteritos referat si Jupiter annos.
VIRGIL

Ye scenes of my childhood, whose lov’d recollection
Embitters the present, compar’d with the past;
Where science first dawn’d on the powers of reflection,
And friendships were form’d, too romantic to last;

Where fancy, yet, joys to retrace the resemblance
Of comrades, in friendship and mischief allied;
How welcome to me your ne’er fading remembrance,
Which rests in the bosom, though hope is deny’d!

Again I revisit the hills where we sported,
The streams where we swam, and the fields where we fought;
The school where, loud warn’d by the bell, we resorted,
To pore o’er the precepts by Pedagogues taught.

Again I behold where for hours I have ponder’d,
As reclining, at eve, on yon tombstone I lay;
Or round the steep brow of the churchyard I wander’d,
To catch the last gleam of the sun’s setting ray.

I once more view the room, with spectators surrounded,
Where, as Zanga, I trod on Alonzo o’erthrown;
While, to swell my young pride, such applauses resounded,
I fancied that Mossop himself was outshone.

Or, as Lear, I pour’d forth the deep imprecation,
By my daughters, of kingdom and reason depriv’d;
Till, fir’d by loud plaudits and self-adulation,
I regarded myself as a Garrick reviv’d.

Ye dreams of my boyhood, how much I regret you!
Unfaded your memory dwells in my breast;
Though sad and deserted, I ne’er can forget you:
Your pleasures may still be in fancy possest.

To Ida full oft may remembrance restore me,
While Fate shall the shades of the future unroll!
Since Darkness o’ershadows the prospect before me,
More dear is the beam of the past to my soul!

But if, through the course of the years which await me,
Some new scene of pleasure should open to view,
I will say, while with rapture the thought shall elate me,
"Oh! such were the days which my infancy knew."