Джордж Гордон Байрон «Эвтаназия»

Пусть рано, поздно — то мгновенье
Придёт — и вступит смерть в мой дом.
Тогда овей меня, Забвенье,
Всепримиряющим крылом!

Наследства ждущей алчной своре
Закрой к усопшему пути.
Ни плакальщиц в притворном горе,
Ни близких сердцу не впусти.

Без шума из земного круга,
Без лишних слов уйду во тьму,
Не беспокоя даже друга,
Не портя пира никому.

А ты, Любовь, без жалоб тоже,
Ту силу, что дана любви,
И мне, как дар на смертном ложе,
И ей — кто будет жить — яви.

Дай видеть мне, моя Психея,
Твою улыбку до конца,
И стихнет боль моя, слабея
При виде милого лица.

Но ты, как жизнь, уйти готова,
А слёзы из прекрасных глаз
Обманут в мутный миг живого,
Но ранят сердце в смертный час.

Так пусть угасну одинокий,
Без жалоб, без речей, без слёз.
Ведь многих в Вечность миг жестокий
На мягких крыльях перенёс.

Уходят все, а Время нудит:
«Пора, умри!» — и замкнут круг,
А там — а там тебя не будет,
Ты завершил дорогу мук.

Он близок, день, зовущий к тризне, —
Сочти же блага прошлых дней,
И ты поймёшь: кем ни был в жизни,
Не быть, не жить — куда верней!

Перевод В.Левика
Euthanasia

When Time, or soon or late, shall bring
The dreamless sleep that lulls the dead,
Oblivion! may thy languid wing
Wave gently o'er my dying bed!

No band of friends or heirs be there,
To weep, or wish, the coming blow:
No maiden, with dishevelled hair,
To feel, or feign, decorous woe.

But silent let me sink to earth,
With no officious mourners near:
I would not mar one hour of mirth,
Nor startle friendship with a tear.

Yet Love, if Love in such an hour
Could nobly check its useless sighs,
Might then exert its latest power
In her who lives, and him who dies.

'T were sweet, my Psyche! to the last
Thy features still serene to see:
Forgetful of its struggles past,
E’en Pain itself should smile on thee.

But vain the wish—for Beauty still
Will shrink, as shrinks the ebbing breath;
And women's tears, produced at will,
Deceive in life, unman in death.

Then lonely be my latest hour,
Without regret, without a groan;
For thousands Death hath ceased to lower,
And pain been transient or unknown.

'Ay, but to die, and go,' alas!
Where all have gone, and all must go!
To be the nothing that I was
Ere born to life and living woe!

Count o'er the joys thine hours have seen,
Count o'er thy days from anguish free,
And know, whatever thou hast been,
'T is something better not to be.