Дон-Аминадо «Биография»

Жил такой, никому не известный
И ничем не прославивший век,
Но убийственно-скромный и честный
И милейшей души человек.

Веря в разум и смысл мирозданья,
Он сиял этой верой с утра
И кормился от древа познанья
Лишь одними плодами добра.

Состязаясь с змеёй сладострастной,
Он, конечно, немало страдал,
Но зато, просветлённый и ясный,
Всё во сне херувимов видал.

Ограничив единой любовью
Неизбежные сумерки дней,
Он боролся с проклятою кровью,
С человеческой плотью своей.

И напрасно в бреду неотвязном,
В красоте естества своего,
Соблазняли великим соблазном
Многогрешные жёны его.

Он устоев своих не нарушил,
Он запретных плодов не вкушал.
Всё домашнее радио слушал,
Простоквашею дух оглушал.

И, когда задыхаясь от жажды
И вздохнувши испуганно вслух,
Испустил он, бедняга, однажды
Этот самый замотанный дух,

И, взбежав по надзвёздным откосам,
Очутился в лазоревой мгле
И пристал к херувимам с вопросом —
Как он прожил свой век на земле?..

В небесах фимиамы и дымы
В благовонный сгустилися мрак,
И запели в ответ херувимы:
— Как дурак! Как дурак!
Как дурак!