Дилан Томас «У смерти никогда не будет власти...»

Из глубины de profundis воззвал...

У смерти никогда не будет власти.
Нагие мёртвые, они всего лишь части
Del hombriento y de la luna triste.
Когда рассыплются во прах их белы кости,
Как раз тогда их звёздные тела
Сойдут с ума, спасёт аминазин.
Блаженны тонущие, ибо из глубин...
Теряют любящие, но любовь цела.
У смерти никогда не будет власти.

У смерти никогда не будет власти.
В пучинах, на нептуновом погосте
Они устав лежать, придут к нам в гости.
Колесование рвёт жилы, портит кости,
Но не всегда железны кандалы.
Роняли веру из ослабших рук,
Терпели, если зло-единорог
Их рвал. Но и в частях они целы.
У смерти никогда не будет власти.

У смерти никогда не будет власти.
А слушать глупых чаек — много чести.
Прибой на скалах умирает часто.
Цветок и без дождя рождает чувство.
Ромашка скажет — я его пила —
До сумасшествия они упьются.
Сквозь дождь, цветы, прибой они пробьются...
Разбей звезду, пока Звезда цела.
У смерти никогда не будет власти.

Перевод С.Бойченко
And Death Shall Have No Dominion

And death shall have no dominion.
Dead men naked they shall be one
With the man in the wind and the west moon;
When their bones are picked clean and the clean bones gone,
They shall have stars at elbow and foot;
Though they go mad they shall be sane,
Though they sink through the sea they shall rise again;
Though lovers be lost love shall not;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
Under the windings of the sea
They lying long shall not die windily;
Twisting on racks when sinews give way,
Strapped to a wheel, yet they shall not break;
Faith in their hands shall snap in two,
And the unicorn evils run them through;
Split all ends up they shan't crack;
And death shall have no dominion.

And death shall have no dominion.
No more may gulls cry at their ears
Or waves break loud on the seashores;
Where blew a flower may a flower no more
Lift its head to the blows of the rain;
Though they be mad and dead as nails,
Heads of the characters hammer through daisies;
Break in the sun till the sun breaks down,
And death shall have no dominion.