Борис Рыжий «Мой друг, так умирают мотыльки...»

Мой друг, так умирают мотыльки —
на землю осыпаются, легки,
как будто снегопад в конце июля.
За горсточкою белой наклонись,
ладонь сожми, чтоб ветерком не сдуло
обратно наземь, а, отнюдь, не ввысь.

Что держишь ты, живёт не больше дня,
вернее — ночи, и тепло огня
всегда воспринимает так буквально.
Ты разжимаешь тёплую ладонь
и говоришь с улыбкою прощальной:
«Кто был из вас в кого из вас влюблён».

И их уносит ветер, ветер прочь
уносит их, и остаётся ночь
в руке твоей, протянутой на встречу
небытию. И я сжимаюсь весь —
что я скажу тебе и что отвечу
и чем закончу этот стих — бог весть.

Что кажется, что так и мы умрём,
единственная разница лишь в том,
что человек над нами не склонится
и, не полив слезами, как дождём,
не удостоит праздным любопытством —
кто был из нас в кого из нас влюблён.