Борис Поплавский «Зимний просек тих и полон снега...»

Зимний просек тих и полон снега,
В темноте шумит пустой трамвай.
Вороны летят, ища ночлега.
Со скамьи не хочется вставать.

Парк велик, до города далёко,
Цепенеет сердце, снег синеет.
Что ты, друг мой, иль тебе так плохо,
Что домой вернуться ты не смеешь?

Нет, мне просто, хорошо и глухо.
Как темно сейчас среди дерев,
Дальний грай доносится до слуха,
Гаснет свет, за лесом догорев.

Кто там ходит позднею порою?
Дева память, спи, свидетель мой.
Кто поёт во мраке со звездою,
Что Христос рождается зимой?

В нищете в хлеву, покрытом снегом,
Вол и ослик выдыхают пар.
Кто кричит над снеговым ночлегом?
Это память мне мешает спать.

Спит Иосиф, в темноте белея.
Пролетает поезд над пещерой.
Над недвижной снеговой аллеей
Пастухи встают в тумане сером.

Глубоко в снегу не надо друга.
Далеко от жизни и обид.
Встанет месяц в середину круга,
Белый лес недвижно озарит.

Ярко, ярко средь узорных веток
Синие лучи зажгут снега,
Будет утро медлить. До рассвета
Всё сравняет белая пурга.

Скоро утро, шепчет Магдалина,
Гостю ночи отстраняя полог.
Ветви пыльных пальм Иерусалима
Сквозь дремоту ждут петуший голос.

1931–1933