Белла Ахмадулина «Кофейный чёртик»

Опять четвёртый час. Да что это, ей-Богу!
Ну, что, четвёртый час, о чём поговорим?
Во времени чужом люблю свою эпоху:
тебя, мой час, тебя, весёлый кофеин.

Сообщник-гуща, вновь твой чёрный чёртик ожил.
Ему пора играть, но мне-то - спать пора.
Но угодим - ему. Ум на него помножим -
и то, что обретём, отпустим до утра.

Гадаешь ты другим, со мной - озорничаешь.
Попав вовнутрь судьбы, зачем извне гадать?
А если я спрошу, ты ясно означаешь
разлуку, но любовь, и ночи благодать.

Но то, что обрели, - вот парочка, однако.
Их общий бодрый пульс резвится при луне.
Стих вдумался в окно, в глушь снега и оврага,
и, видимо, забыл про чёртика в уме.

Он далеко летал, вернулся, но не вырос.
Пусть думает своё, ему всегда видней.
Ведь догадался он, как выкроить и выкрасть
Тарусу, ночь, меня из бесполезных дней.

Эй, чёртик! Ты шалишь во мне, а не в таверне.
Дай помолчать стиху вблизи его луны.
Покуда он вершит своё само-творенье,
люблю на труд его смотреть со стороны.

Меня он никогда не утруждал нимало.
Он сочинит своё - я напишу пером.
Забыла - дальше как? Как дальше, тётя Маня?
Ах, да, там дровосек приходит с топором.

Пока же стих глядит, что делает природа.
Коль тайну сохранит и не предаст словам -
пускай! Я обойдусь добычею восхода.
Вы спали - я его сопроводила к вам.

Всегда казалось мне, что в достиженье рани
есть лепта и моя, есть тайный подвиг мой.
Я не ложилась спать, а на моей тетради
усталый чёртик спит, поникнув головой.

Пойду, спущусь к Оке для первого поклона.
Любовь души моей, вдруг твой ослушник - здесь
и смеет говорить: нет воли, нет покоя,
а счастье - точно есть. Это оно и есть.