Андрей Макаревич «Вагонные споры»

Вагонные споры — последнее дело,
Когда больше нечего пить,
Но поезд идёт, бутыль опустела,
И тянет поговорить.

И двое сошлись не на страх, а на совесть,
Колёса прогнали сон:
Один говорил: «Наша жизнь — это поезд»,
Другой говорил: «Перрон».

Один утверждал: «На пути нашем чисто»,
Другой возражал: «Не до жиру».
Один говорил, мол, мы — машинисты,
Другой говорил: «Пассажиры!»

Один говорил: «Нам свобода — награда,
Мы поезд куда надо ведём».
Другой говорил: «Задаваться не надо:
Как сядем в него, так и сойдём».

А первый кричал: «Нам открыта дорога
На много, на много лет».
Второй отвечал: «Не так уж и много —
Всё дело в цене на билет».

А первый кричал: «Куда хотим — туда едем,
И можем, если надо, свернуть»,
Второй отвечал, что поезд проедет
Лишь там, где проложен путь.

И оба сошли где-то под Таганрогом,
Среди бескрайних полей,
И каждый пошёл своею дорогой,
А поезд пошёл своей.