Александр Кушнер «Мои друзья, их было много...»

Мои друзья, их было много,
Никто из них не верил в Бога,
Как это принято сейчас.
Из Фета, Тютчева и Блока
Их состоял иконостас.

Когда им головы дурили,
"Имейте совесть", - говорили,
Был горек голос их и тих.
На партсобранья не ходили:
Партийных не было средь них.

Их книги резала цензура,
Их пощадила пуля-дура,
А кое-кто через арест
Прошёл, посматривали хмуро,
Из дальних возвратившись мест.

Как их цветочки полевые
Умели радовать любые,
Подснежник, лютик, горицвет!
И я, - тянулись молодые
К ним, - был вниманьем их согрет.

Была в них подлинность и скромность.
А слова лишнего "духовность"
Не помню в сдержанных речах.
А смерть, что ж смерть, - была готовность
К ней и молчанье, но не страх.