Жан-Поль Сартр «Тошнота»

Если б только я мог перестать думать, мне стало бы легче. Мысли - вот от чего особенно муторно... Они ещё хуже, чем плоть. Тянутся, тянутся без конца, оставляя какой-то странный привкус. А внутри мыслей - слова, оборванные слова, намётки фраз, которые возвращаются снова и снова: "Надо прекра... я суще... Смерть... Маркиз де Роль умер... Я не... Я суще..." Крутятся, крутятся, и конца им нет. Это хуже всего - потому что тут я виновник и соучастник. К примеру, эта мучительная жвачка-мысль: "Я существую", ведь пережёвываю её я. Я сам. Тело, однажды начав жить, живёт само по себе. Но мысль - нет; это я продолжаю, развиваю её. Я существую. Я мыслю о том, что я существую! О-о, этот длинный серпантин, ощущение того, что я существую, - это я сам потихоньку его раскручиваю... Если бы я мог перестать мыслить! Я пытаюсь, что-то выходит - вроде бы голова наполнилась туманом... и вот опять всё начинается сызнова: "Туман... Только не мыслить... Не хочу мыслить... Я мыслю о том, что не хочу мыслить. Потому что это тоже мысль". Неужто этому никогда не будет конца?
Моя мысль - это я: вот почему я не могу перестать мыслить. Я существую, потому что мыслю, и я не могу помешать себе мыслить. Вот даже в эту минуту - это чудовищно - я существую ПОТОМУ, что меня приводит в ужас, что я существую. Это я, Я САМ извлекаю себя из небытия, к которому стремлюсь: моя ненависть, моё отвращение к существованию - это всё разные способы ПРИНУДИТЬ МЕНЯ существовать, ввергнуть меня в существование. Мысли, словно головокруженье, рождаются где-то позади, я чувствую, как они рождаются где-то за моим затылком... стоит мне сдаться, они окажутся прямо передо мной, у меня между глаз - и я всегда сдаюсь, и мысль набухает, набухает, и становится огромной, и, заполнив меня до краёв, возобновляет моё существование.