Виктор Пелевин «Чапаев и Пустота»

— Представьте себе, что всё, что может дать прекрасная женщина, составляет сто процентов.
— Бухгалтер...
— Да, сто. Так вот, девяносто процентов она дарит в тот момент, когда просто её видишь, а остальное, из-за чего идёт весь тысячелетний торг, всего лишь крохотный остаток. И эти первые девяносто процентов невозможно разложить ни на какие составные части, потому что красота неопределима и неделима, что бы там ни врал Шопенгауэр. А что касается остальных десяти, то это просто совокупность нервных сигналов, которые не стоили бы ничего, не приходи им на помощь воображение и память...