Венедикт Ерофеев «Москва — Петушки»

Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы мне прежде показали уголок, где не всегда есть место подвигу.