Уильям Теккерей «Ярмарка тщеславия»

Ни кокетство, ни наряды, ни плечи не могли взволновать его, — а больше ничего у Глорвины не было.