Стендаль «Красное и чёрное»

Он чувствовал себя скорее изумлённым, чем счастливым. Радость, временами охватывавшая его, была подобна радости юного подпоручика, которого за какой-нибудь удивительный подвиг главнокомандующий сразу производит в полковники, - он чувствовал себя вознесённым на недосягаемую высоту. Всё то, что накануне стояло высоко над ним, теперь оказалось рядом или даже значительно ниже. Счастье Жюльена вырастало мало-помалу, по мере того, как оно отдалялось от него.