Михаил Салтыков-Щедрин «Господа Головлёвы»

Потянулся ряд вялых, безóбразных дней, один за другим утопающих в серой, зияющей бездне времени.