Михаил Салтыков-Щедрин «Господа Головлёвы»

В её глазах дети были одною из тех фаталистических жизненных обстановок, против совокупности которых она не считала себя вправе протестовать, но которые тем не менее не затрагивали ни одной струны её внутреннего существа, всецело отдавшегося бесчисленным подробностям жизнестроительства.