Михаил Салтыков-Щедрин «Господа Головлёвы» — цитаты из книги

Пошлость имеет громадную силу; она всегда застанет свежего человека врасплох...

Потянулся ряд вялых, безóбразных дней, один за другим утопающих в серой, зияющей бездне времени.

Бывают семьи, над которыми тяготеет как бы обязательное предопределение. Особливо это замечается в среде той мелкой дворянской сошки, которая, без дела, без связи с общей жизнью и без правящего значения, сначала ютилась под защитой крепостного права, рассеянная по лицу земли русской, а ныне уже без всякой защиты доживает свой век в разрушающихся усадьбах. В жизни этих жалких семей и удача, и неудача — всё как-то слепо, не гадано, не думано.

Будущее, безнадёжное и безвыходное, однажды блеснувшее его уму и наполнившее его трепетом, с каждым днём всё больше и больше заволакивалось туманом и, наконец, совсем перестало существовать. На сцену выступил насущный день, с его цинической наготою, и выступил так назойливо и нагло, что всецело заполонил все помыслы, всё существо.

В её глазах дети были одною из тех фаталистических жизненных обстановок, против совокупности которых она не считала себя вправе протестовать, но которые тем не менее не затрагивали ни одной струны её внутреннего существа, всецело отдавшегося бесчисленным подробностям жизнестроительства.