Ивлин Во «Возвращение в Брайдсхед»

- Как это по-оксфордски, - сказал я, - начинать новый год с осени.
Повсюду - в садах, на булыжниках, на гравии, на газонах - лежали опавшие листья, и дым костров смешивался с влажным речным туманом, переползающим невысокие серые стены; каменные плиты под ногами лоснились, и золотые огни, один за другим загоравшиеся в окнах нашего двора, казались расплывчатыми и далёкими; новые фигуры в новеньких мантиях бродили в сумерках под тёмными сводами, и знакомые колокола вызванивали память прошедшего года.
Осеннее настроение овладело нами обоими, словно буйное июньское веселье умерло вместе с левкоями у меня под окном, чей аромат теперь заменили запахи прелых листьев, тлеющих в куче в углу двора.
Было первое воскресенье нового семестра.