Иван Бунин «Жизнь Арсеньева»

В кольце вокруг млечно-туманной луны было точно какое-то зловещее небесное знамение. Бедный, слегка склонённый на бок лик её всё больше грустнел и туманился на белёсой мути неба, в вышине неслись и мешались, порой могильно закрывая этот лик, дымные, свинцовые, а то и совсем тёмные облака... с севера, из-за ревущего сада, поднималась чёрная туча и дико пахло по ветру снегом.