Иван Бунин «Жизнь Арсеньева»

Это была небольшая, но очень глубокая лощина, с обрывистыми скатами и знаменитым "провалом" на дне, которое зарастало высочайшим бурьяном. Это было для меня самое глухое из всех глухих мест на свете. Какая благословенная пустынность! Казалось - сидел бы в этой лощине весь век, кого-то любя и кого-то жалея.