Поэзия

Иосиф Бродский «Собрание стихотворений» - цитаты из книги

Бог
как раз тогда подстраивает встречу,
когда мы, в центре завершив дела,
уже бредём по пустырю с добычей,
навеки уходя из этих мест,
чтоб больше никогда не возвращаться.

«По дороге на Скирос»

Я говорю с тобой, и не моя вина,
если не слышно.

«Послесловие»

Изучать философию следует, в лучшем случае,
после пятидесяти. Выстраивать модель
общества - и подавно. Сначала следует
научиться готовить суп, жарить - пусть не ловить -
рыбу, делать приличный кофе.

«Выступление в Сорбонне»

Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

«Я всегда твердил, что судьба - игра...»

Истинная любовь
к мудрости не настаивает на взаимности
и оборачивается не браком
в виде изданного в Гёттингене кирпича,
но безразличием к самому себе,
краской стыда, иногда - элегией.

«Выступление в Сорбонне»

Что касается звёзд, то они всегда.

«Что касается звёзд, то они всегда...»

Когда так много позади
всего, в особенности - горя,
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

«С видом на море»

Навсегда расстаёмся с тобой, дружок.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я: ничего внутри.
Посмотри на него - и потом сотри.

«То не Муза воды набирает в рот...»

Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.

«Я всегда твердил, что судьба - игра...»

Сначала нужно
научиться терять, нежели приобретать,
ненавидеть себя более, чем тирана,
годами выкладывать за комнату половину
ничтожного жалованья - прежде, чем рассуждать
о торжестве справедливости.

«Выступление в Сорбонне»

Наверно, тем искусство и берёт,
что только уточняет, а не врёт...

«Подсвечник»

Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

«Письма римскому другу (из Марциала)»

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию - спиной.

«Я памятник воздвиг себе иной!..»

Бог сохраняет всё; особенно - слова
прощенья и любви...

«На столетие Анны Ахматовой»

Мир больше не тот, что был
прежде, когда в нём царили страх, абажур, фокстрот,
кушетка и комбинация, соль острот.
Кто думал, что их сотрёт,
как резинкой с бумаги усилья карандаша,
время? Никто, ни одна душа.
Однако время, шурша,
сделало именно это.

«Fin de Siecle»

Город
обычно начинается для тех,
кто в нём живёт, с центральных площадей
и башен.
А для странника - с окраин.

«По дороге на Скирос»

Сумев отгородиться от людей,
я от себя хочу отгородиться.
Не изгородь из тёсаных жердей,
а зеркало тут больше пригодится.

«Сумев отгородиться от людей...»

Грустно смотреть, как, сыграв отбой,
то, что было самой судьбой
призвано скрасить последний час,
меняется раньше нас.

«Песня пустой веранды»

...будущее, увы, уже
настало. Когда человек один,
он в будущем, ибо оно способно
обойтись, в свою очередь, без сверхзвуковых вещей,
обтекаемой формы, свергнутого тирана,
рухнувшей статуи. Когда человек несчастен,
он в будущем.

«Посвящается Джироламо Марчелло»

Здесь на холмах, среди пустых небес,
среди дорог, ведущих только в лес,
жизнь отступает от самой себя
и смотрит с изумлением на формы,
шумящие вокруг.

«Новые стансы к Августе»

Одно,
должно быть, дело нацию крестить,
а крест нести - уже совсем другое.

«Остановка в пустыне»

Тронь меня - и ты тронешь сухой репей,
сырость, присущую вечеру или полдню,
каменоломню города, ширь степей,
тех, кого нет в живых, но кого я помню.

«Послесловие»

В новой жизни мгновенью не говорят "постой":
остановившись, оно быстро идёт насмарку.

«Новая жизнь»

Разгласит
твой побег
дождь и снег.
И, не склонный к простуде,
всё равно ты вернёшься в сей мир на ночлег.
Ибо нет одиночества больше, чем память о чуде.

«Фонтан»

Потому что искусство поэзии требует слов...

«Конец прекрасной эпохи»

Страницы