Поэзия

Иосиф Бродский «Собрание стихотворений» — цитаты из книги

С точки зрения времени, нет «тогда»:
есть только «там». И «там», напрягая взор,
память бродит по комнатам в сумерках, точно вор,
шаря в шкафах, роняя на пол роман,
запуская руку к себе в карман.

«Келломяки»

Необязательно помнить, как звали тебя, меня;
тебе достаточно блузки и мне — ремня,
чтоб увидеть в трельяже (то есть, подать слепцу),
что безымянность нам в самый раз, к лицу...

«Келломяки»

Коснуться тебя — коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда — судьба,
но которой лишь нежность пропорциональна.

«Вертумн»

...квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо ещё и платить за это.

«Вертумн»

Отсутствие есть всего лишь
домашний адрес небытия...

«Наряду с отоплением, в каждом доме...»

На прощанье — ни звука.

«Строфы»

Скушно жить, мой Евгений. Куда ни странствуй,
всюду жестокость и тупость воскликнут: «Здравствуй,
вот и мы!»

«К Евгению»

Любовь сильней разлуки, но разлука
длинней любви.

«Двадцать сонетов к Марии Стюарт»

Но даже мысль о - как его! - бессмертьи
есть мысль об одиночестве, мой друг.

«Разговор с небожителем»

Навсегда расстаёмся с тобой, дружок.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я: ничего внутри.
Посмотри на него — и потом сотри.

«То не Муза воды набирает в рот...»

Я говорю с тобой, и не моя вина,
если не слышно.

«Послесловие»

Что касается звёзд, то они всегда.

«Что касается звёзд, то они всегда...»

Одиночество учит сути вещей, ибо суть их то же
одиночество.

«Колыбельная Трескового мыса»

...потому что смерть — это всегда вторая
Флоренция с архитектурой Рая.

«Декабрь во Флоренции»

Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.

«Я всегда твердил, что судьба - игра...»

Бог
как раз тогда подстраивает встречу,
когда мы, в центре завершив дела,
уже бредём по пустырю с добычей,
навеки уходя из этих мест,
чтоб больше никогда не возвращаться.

«По дороге на Скирос»

Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

«Письма римскому другу (из Марциала)»

Когда так много позади
всего, в особенности — горя,
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

«С видом на море»

Одно,
должно быть, дело нацию крестить,
а крест нести - уже совсем другое.

«Остановка в пустыне»

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию — спиной.

«Я памятник воздвиг себе иной!..»

В скобки берёт зима
жизнь.

«Орфей и Артемида»

Друг Полидевк, тут всё слилось в пятно.
Из уст моих не вырвется стенанье.
Вот я стою в распахнутом пальто,
и мир течёт в глаза сквозь решето,
сквозь решето непониманья.

«Новые стансы к Августе»

Изучать философию следует, в лучшем случае,
после пятидесяти. Выстраивать модель
общества — и подавно. Сначала следует
научиться готовить суп, жарить — пусть не ловить —
рыбу, делать приличный кофе.

«Выступление в Сорбонне»

Человек отличается только степенью
отчаянья от самого себя.

«Вечер. Развалины геометрии...»

Разгласит
твой побег
дождь и снег.
И, не склонный к простуде,
всё равно ты вернёшься в сей мир на ночлег.
Ибо нет одиночества больше, чем память о чуде.

«Фонтан»

Страницы