Поэзия

Иосиф Бродский «Собрание стихотворений» — цитаты из книги

Необязательно помнить, как звали тебя, меня;
тебе достаточно блузки и мне — ремня,
чтоб увидеть в трельяже (то есть, подать слепцу),
что безымянность нам в самый раз, к лицу...

«Келломяки»

С точки зрения времени, нет «тогда»:
есть только «там». И «там», напрягая взор,
память бродит по комнатам в сумерках, точно вор,
шаря в шкафах, роняя на пол роман,
запуская руку к себе в карман.

«Келломяки»

Что касается звёзд, то они всегда.

«Что касается звёзд, то они всегда...»

Я говорю с тобой, и не моя вина,
если не слышно.

«Послесловие»

Навсегда расстаёмся с тобой, дружок.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я: ничего внутри.
Посмотри на него — и потом сотри.

«То не Муза воды набирает в рот...»

Бог
как раз тогда подстраивает встречу,
когда мы, в центре завершив дела,
уже бредём по пустырю с добычей,
навеки уходя из этих мест,
чтоб больше никогда не возвращаться.

«По дороге на Скирос»

Когда так много позади
всего, в особенности — горя,
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.

«С видом на море»

Одиночество учит сути вещей, ибо суть их то же
одиночество.

«Колыбельная Трескового мыса»

На прощанье — ни звука.

«Строфы»

Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.

«Я всегда твердил, что судьба - игра...»

Любовь сильней разлуки, но разлука
длинней любви.

«Двадцать сонетов к Марии Стюарт»

Изучать философию следует, в лучшем случае,
после пятидесяти. Выстраивать модель
общества — и подавно. Сначала следует
научиться готовить суп, жарить — пусть не ловить —
рыбу, делать приличный кофе.

«Выступление в Сорбонне»

Снявши пробу с
двух океанов и континентов, я
чувствую то же почти, что глобус.
То есть дальше некуда. Дальше — ряд
звёзд.

«Колыбельная Трескового мыса»

Но чем ближе к звезде, тем всё меньше перил...

«Bagatelle»

Скушно жить, мой Евгений. Куда ни странствуй,
всюду жестокость и тупость воскликнут: «Здравствуй,
вот и мы!»

«К Евгению»

Человек отличается только степенью
отчаянья от самого себя.

«Вечер. Развалины геометрии...»

Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

«Я всегда твердил, что судьба - игра...»

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию — спиной.

«Я памятник воздвиг себе иной!..»

...будущее, увы, уже
настало. Когда человек один,
он в будущем, ибо оно способно
обойтись, в свою очередь, без сверхзвуковых вещей,
обтекаемой формы, свергнутого тирана,
рухнувшей статуи. Когда человек несчастен,
он в будущем.

«Посвящается Джироламо Марчелло»

Сумев отгородиться от людей,
я от себя хочу отгородиться.
Не изгородь из тёсаных жердей,
а зеркало тут больше пригодится.

«Сумев отгородиться от людей...»

Одно,
должно быть, дело нацию крестить,
а крест нести - уже совсем другое.

«Остановка в пустыне»

Грустно смотреть, как, сыграв отбой,
то, что было самой судьбой
призвано скрасить последний час,
меняется раньше нас.

«Песня пустой веранды»

Сначала нужно
научиться терять, нежели приобретать,
ненавидеть себя более, чем тирана,
годами выкладывать за комнату половину
ничтожного жалованья - прежде, чем рассуждать
о торжестве справедливости.

«Выступление в Сорбонне»

Ничего на земле нет длиннее, чем жизнь после нас...

«Bagatelle»

Разгласит
твой побег
дождь и снег.
И, не склонный к простуде,
всё равно ты вернёшься в сей мир на ночлег.
Ибо нет одиночества больше, чем память о чуде.

«Фонтан»

Страницы