Илья Ильф и Евгений Петров «Двенадцать стульев»

— Набил бы я тебе рыло, — мечтательно сообщил Остап, — только Заратустра не позволяет.