Харуки Мураками «Страна Чудес без тормозов и Конец Света»

В молодости я часто думал, что, если постараюсь, смогу стать кем-то ещё. Скажем, открою свой бар в Касабланке и познакомлюсь с Ингрид Бергман. Или, если мыслить реалистичнее (насколько реалистичнее - вопрос отдельный), подберу себе жизнь, куда более подходящую для раскрытия своего "я". Даже специально тренировался, чтобы круто изменить себя изнутри. Читал "Расцвет Америки" и трижды смотрел "Беспечного ездока". Но, словно яхта с погнутым килем, всегда возвращался туда же, откуда хотел уплыть: к себе настоящему. К тому, кто вообще никуда не плывёт, а всегда остаётся на берегу и ждёт, когда я вернусь.
Стоит ли тут ещё на что-то надеяться?
Не знаю. Возможно, не стоит. Тургенев назвал бы это разочарованием. Достоевский - адом. Сомерсет Моэм - реальностью. Но кто бы и как это ни называл - это всё про меня.