Харуки Мураками «Норвежский лес»

Эти образы Наоко накатывались на меня, как волны прибоя, и уносили моё тело в странное место. В том странном месте я жил вместе с мертвецами. Там жила Наоко, и мы даже могли с ней говорить и обниматься. В том месте смерть не определяла завершение жизни. Там смерть была лишь одной из множества вещей, составляющих жизнь. Наоко продолжала жить там умершей. И говорила мне: «Всё в порядке, Ватанабэ, это просто смерть. Не обращай внимания».
В том месте я не чувствовал горечи. Потому что смерть была смертью, а Наоко оставалась Наоко. «Видишь, всё хорошо. Я же здесь», — стыдливо улыбаясь, говорила она. Эта её привычка смягчала мне сердце и успокаивала боль. И я думал: «Если это и есть смерть, то не такая она и плохая штука». «Да, смерть — это пустяки, — вторила Наоко. — Смерть — просто смерть. К тому же, здесь очень легко», — доносился её голос из шума мрачных волн.