Харуки Мураками «Мой любимый sputnik»

Я всегда испытываю лёгкое замешательство, когда приходится говорить о себе. Сбивает с толку классический парадокс самой постановки вопроса - "Что есть "я"?" Если представить, сколько всякой правды о себе я знаю, понятно, что нет на свете такого человека, который мог бы поведать обо мне больше, чем я сам. Но когда я рассказываю о себе, то как рассказчик, естественно, провожу ревизию себя как объекта рассказа (это происходит в силу самых разных соображений - жизненных ценностей, степени восприимчивости, моих способностей как наблюдателя). То есть я выбираю: о чём говорить, о чём нет, даю себе определения, и получается нечто, обструганное со всех сторон. Вот и спрашивается, сколько в таком "я" остаётся объективной правды от меня настоящего? Это очень меня волнует. Всегда волновало.