Гюстав Флобер «Госпожа Бовари»

Эмма была теперь до такой степени равнодушна ко всему на свете, так ласково со всеми говорила, а взгляд её в это же самое время выражал такое презрение, такие резкие бывали у неё переходы, что вряд ли кто-нибудь мог понять, где кончается её эгоизм и начинается отзывчивость, где кончается порок и начинается добродетель.