Григорий Горин «Тот самый Мюнхгаузен»

— Не хотите исповедаться?
— Нет! Я это делал всю жизнь, но мне никто не верил.
Рамкопф взглянул в свои записи и не нашел этой реплики.
— Прошу вас, облегчите свою душу, — громко и торжественно предложил пастор.
— Это случилось само собой, пастор! — Мюнхгаузен медленно оглядел собравшихся. — У меня был друг — он меня предал, у меня была любимая — она отреклась. Я улетаю налегке...