Григорий Горин «Тот самый Мюнхгаузен»

— «Ещё и башмаков не износила, в которых гроб отца сопровождала в слезах, как Ниобея!»
— Ой, ой, ой, — затыкая уши, застонала баронесса, — что за пошлость, Фео!
— Это не пошлость, мама, это монолог Гамлета! Я тоже переписываюсь с Шекспиром!
— Ну и как? — заинтересовался Генрих.
— Уже отправил ему письмо.
— А он?
— Пока не отвечает.