Григорий Горин «Тот самый Мюнхгаузен»

— Хорошо! — устало вздохнул он. — Я всё подпишу... Раз новый день никому не нужен, пусть будет по-вашему...
— Ну вот и славно, — довольный герцог поднялся с места и похлопал барона по плечу. — И не надо так трагично, дорогой мой. Смотрите на всё это с присущим вам юмором. В конце концов, и Галилей отрекался!
— Поэтому я всегда больше любил Джордано Бруно! — с улыбкой ответил Мюнхгаузен.