Григорий Горин «Тот самый Мюнхгаузен»

Когда меня режут, я терплю, но когда дополняют - становится нестерпимо.