Герман Гессе «Степной волк»

Я не видел способа уйти от того, что меня страшило. Даже если сегодня в борьбе отчаяния с трусостью победит трусость, то всё равно завтра и каждодневно передо мной снова будет стоять отчаяние, да ещё усугублённое моим презрением к себе. Так я и буду опять хвататься за бритву и опять отбрасывать её, пока наконец не свершится. Уж лучше сегодня же! Я уговаривал себя, как ребёнка, разумными доводами, но ребёнок не слушал, он убегал, он хотел жить. Опять меня рывками носило по городу, я огибал свою квартиру размашистыми кругами, непрестанно помышляя о возвращенье и непрестанно откладывая его. Время от времени я задерживался в кабачках, то на одну рюмку, то на две рюмки, а потом меня снова носило по городу, размашисто кружило вокруг моей цели, вокруг бритвы, вокруг смерти. Порой, смертельно устав, я присаживался на скамью, на край фонтана, на тумбу, слышал, как стучит моё сердце, стирал со лба пот, бежал снова, в смертельном страхе, в теплящейся тоске по жизни.