Фрэнсис Скотт Фицджеральд «Прекрасные и проклятые»

Жизнь была не больше, чем этот летний полдень; лёгкий ветерок, трогающий кружевной воротник платья Глории, медленно густеющая на солнцепёке сонливость веранды... Казалось, все они застыли в невыносимой неподвижности, лишённые малейшего душевного движения.