Фрэнсис Скотт Фицджеральд «Прекрасные и проклятые»

Приближалось одно из его одиночеств, один из тех периодов, когда он либо убегал бродить по улицам, либо сидел бесцельно и обречённо за столом, покусывая карандаш. Период самокопания, не приносившего облегчения, неутолённой жажды самовыражения, ощущения времени, неостановимо и бессмысленно несущегося мимо - и всё это едва смягчённое лишь убеждённостью, что терять было, в сущности, нечего, потому что все усилия и приобретения одинаково бесполезны.