Франц Кафка «Письма к Максу Броду»

Само собой, такая тишина делает мой мир беднее; я всегда ощущал это как своё личное несчастье, у меня (так воплощаются символы!) в буквальном смысле не хватало дыхания, силы легких, чтобы вдохнуть разнообразие мира, который ведь, если верить зрению, открыт для меня; теперь я больше не трачу на это усилий, они не входят в моё расписание, и жизнь от этого не стала печальнее. Но сказать что-либо я способен ещё меньше, чем прежде, а если и говорю, то едва ли не против своей воли.