Эрих Мария Ремарк «Три товарища»

Он сидел, отяжелевший и громоздкий, словно внезапно погрузившись в себя, в своё опьянение, этакий одинокий холм неисповедимой тоски. Его жизнь была разбита, и он знал, что её уже не наладить...