Джек Керуак «Мэгги Кэссиди»

Зимней ночью Массачусетс-стрит гнетуща, земля вся перемёрзла, в колдобинах и выбоинах лёд, по зазубренным чёрным трещинам скользит тонкая пороша. Река замёрзла накрепко, ждёт; цепляется за берег с остатками пижонских ветвей июня - Конькобежцы, шведы, девчонки-ирландки, крикуны и певуны - они куролесят по белому льду под смятыми звёздами, у которых на алтаре нет луны, нет голоса, зато под тяжким трагическим пространством они натягивают в глубину фалы Небес, туда, где фантастические фигуры, накопленные учёными, пенятся своей холодной массой; вуаль Небес на тиарах и диадемах великой Брюнетки Вечности по имени ночь.