Джек Керуак «Мэгги Кэссиди»

Река Конкорд протекает мимо её дома, июльским вечером дамы с Массачусетс-стрит сидят на деревянных ступеньках, обмахиваясь газетами, а на реку звёздный свет сияет. Светляки, мотыльки, жучки новоанглийского лета тресколотятся в сетки на дверях, луна, огромная и бурая, громоздится над деревом миссис Макинерни. По дороге со своей тележкой ковыляет маленький Забулдыга О’Дей, коленки продраны, спотыкается о колдобины немощёной земли, уличный фонарь окутывает широким бурым нимбом, в котором запуталась мошкара, его нацелившийся домой силуэтик. Тихо и мягко звёзды бегут по реке.
Река Конкорд, место песчаных дамб, железнодорожных мостов, камышей, лягушек-волов, красилен - берёзовые подлески, канавы, зимой сонно-белые - но теперь, в июльской середине лета, звёзды катятся привольно и блистательно над её потоком вниз, к слиянию с Мерримаком. Железнодорожный состав грохочет по мостам; под ними - детишки, среди просмоленных свай купаются голышом. Сверху громыхает паровоз, его топка сияет красным, отблески глубочайшего ада освещают их фигурки. И Мэгги там, и собаки там, и костерки...
<...>
И в ночи река течёт, несёт святой водой своей бледные звёзды, некоторые тонут вуалями, некоторые скачут на поверхности рыбками, а громадная луна, что некогда всходила, теперь плывёт в вышине пылающим молоком, колотится своим белым отражением вертикально и глубоко в тёмной волнистой массе - стене реки, дробящей, толкающей своё русло.
<...>
Тыща всего происходит вверх и вниз по улице - глубокого, милого, опасного, высокопарного, дышащего, бьющегося, как звёзды; посвист, слабый вскрик; течение Лоуэлла над коньками крыш и за ними; барк на реке, дикий гусь ночи гогочет, ныряет в песочек и искрится; на берегу лакают, урча и подвывая, какая милая тайна, темно - вечно темны хитрые невидимые уста реки, что шепчут поцелуями, вкушают ночь, крадут песок, украдкой.
<...>
Товарняк ещё громыхает, больше сотни вагонов длиной, паровоз бросает отсветы на маленьких белых купальщиков, лошадок Пикассо в ночи, и столь же густо и трагически во мраке приходит душа моя, ищет того, что было там, что ушло и исчезло, скрылось за поворотом тропы - во мраке любви. Мэгги, девушку, которую я любил.