Андрей Белый «Петербург»

Ширилось: погибельное молчание; строило шорохи; и без меры, без устали губошлёп глотал слюни в тягучей отчётливости; были звуки, сплетённые из стенанья времён; сверху, из окон, порой мгла взметалась в клочкастые очертания; и тусклая бирюза стлалась под ноги - без единого звука.
Глядела луна.
Но рои набегали: косматые, дымные, - все на луну: бирюза омрачалася.