Андрей Белый «Петербург»

Изморось поливала улицы и проспекты, тротуары и крыши.
Она поливала прохожих: награждала их гриппами; ползли вместе с пылью дождя инфлуэнцы и гриппы под приподнятый воротник: гимназиста, студента, чиновника, офицера, субъекта; субъект озирался тоскливо; глядел на проспект; циркулировал он в бесконечность проспектов без всякого ропота – в потоке таких же, как он – среди лета и грохота, слушая голос автомобильных рулад.
<...>
Издалека-далёка, будто дальше, чем следует, опустились испуганно и принизились острова; и принизились здания; казалось - опустятся воды, и хлынет на них в этот миг: глубина, зеленоватая муть; а над этою зеленоватою мутью в тумане гремел и дрожал Николаевский Мост.